В начало
АБВГДЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЭЮЯA-Z0-9
 
Зимовье Зверей - Родословная
Дети Лилит    
Проигрыш: Em D C D

Bass line:
D -----------2-0-----0---0-2---------
A ---------------------3-------2-----
E ---0-----0---------------------0---

D ------------------0---0-2-------
A ---0----0-2-3---3-----------2---
E ------------------------------0-

Em                          D              Em
Под черным мостом, где сплетаются главные нити,
     A7             C           D       Em
Где рыбы священные пахнут от страха и злости,
Там встретились ангел-мздоимец и демон-хранитель,
Чтоб вечером после суда поиграть в чьи-то кости.
Поставили на кон какую-то душу - и круто,
Судьбу замесили в ознобе морского азарта,
И в четком чаду, не жалея ни брата, ни Брута,
Под пот "Абсолюта" - икра и дробленая карта.

Припев:
               Am              Em
   Пошла игра тут, пошла игра там,
                 C       D         Em
   Пошел блюзом дым, пошла кожей дрожь.
                 Am                Em
   Четырнадцать вето на семьдесят бед,
         Em
   Но я сам по себе, я сам по себе,
   Не трожь, не трожь, не трожь, не-а...

Портреты стерпевших и влажность, как в камере пыток,
И каждый был прав, подвизаясь на собственной ниве,
Но демон тогда проиграл и рога, и копыта,
А ангел хитрил и остался при крыльях и нимбе.
Мангустово ложе в змеиных протравленных блестках,
Сменившим купейность перин на плацкартные маты,
Я сам этот миг прозевал на зыбучих подмостках
И видел в лубочных березках живые стигматы.

Припев.

                A5                  E5
Не трожь меня, небо, не трожь меня, яма,
Под гроздьями гнева на острове Ява
Я видел из чрева заплечного хлама,
Как книжная Ева листает Адама,
И я понял, что я отпрыск Лилит, и, знаешь, это болит!

Solo:
G ------------7----------------------------7-----------------
D -----9--7-9---9-7-9---------------9--7-9---9-7-9-----------
A ---7----------------7-10---7----7----------------7-10--9---
E ------------------------10---------------------------------

Что знают о жизни два этих бессмертных животных?
Что помнят они о расплавленных трением душах?
Что могут прочесть в своих жалких скупых подноготных,
В подвалах их рвотных и в мягких надснежных баклушах?
У входа в чистилище жирно и пахнет озоном,
В подробностях жизнь, значит, смерть - это смерть каждой буквы.
Кипящий бульон из меня называя "музоном",
"Зачем ты поешь?" ухмылялись мне чертовы куклы.

Одной ногой здесь, одной ногой там,
Одним блюзом в раж, другим блюзом в ложь,
Четырнадцать веток на дереве бед,
Но я сам по себе, я сам по себе,
Не трожь, не трожь, не трожь,
Не трожь меня, темень, не трожь, свет закона,
Я вышел из тела под хруст Рубикона,
Из бледного тела, из смуглого лона,
Из водораздела Адама-Кадмона,
Мы, видимо, дети Лилит, и знаешь, это болит!