В начало
АБВГДЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЭЮЯA-Z0-9
 
Наумов Юрий - Акустический концерт
Частушки  
На болтах болото, скрученное гайками:
Всколыхнется подноготная нагая
Да смутится под нагайками
А поди сорви резьбу - пойдет возня-резня
Да сквозь кровавые сквозь прорези
Не вычислишь, кто вместе, а кто порознь
     Погоди, повремени:
     Утро вечера мудренее
     Там посмотрим, поглядим:
     Вечер утра поядренее
     Вечер утра помахровее -
     То-то будет впереди...

А как к ночи - так держись, Варфоломей святой!
Только святость-то в тебе да не почище той,
Что у всех у нас...
Угодил ты в святые угодники,
А что помучился -
Дык это химии-то нашей пара годиков!
А мы - святые негодники...
Слышишь, как тикают ходики?
Так то уходят на ходулях наши годики
А мы-то
Поплюем, да поплывем по морю синему
Да в белых тапочках,
Да на черных пароходиках...

Гляди-ка, рушатся мирные рюшечки
В войне игрушечной
Полки потешные,
Да горе безутешное...
А командиры-то славою тешатся
Да лишь о чести о пропитой не почешутся,
Глушат пиво чешское
     Нынче пахнет чесноком
     Слово частное да честное
     это пахнет знаешь чем?
     это пахнет знаешь чем?!
     это пахнет знаешь чем...

Ну коли выискался ты такой воинственный,
С понтом дела, в поле воин единственный -
Вот тебе поле, воюй!
А на лафетиках почившие карлики
Лишь марафетик да гашишные кропалики
Нас обезболивают...
     Наши раны рваные,
     Да нашу жизнь странную
     Эх, утро раннее, воскресное, ядреное
     Да только небо какое-то недоброе:
     То ли багряное,
     Да то ли обагренное?

     И я не знаю, что ответить,
     Я не знаю, что сказать,
     Мой Бог, моя жизнь
     И я стою здесь, как завороженный
     Да все смотрю, как новорожденный:
     А ну, еще покажи!..
     Но я знаю, что без кровли мои стены,
     Без пружин моя кровать...
     Обескровленные вены этой души...
     Я ли в том виноват?

А ну-ка выньте да положьте правду голую,
Да чтоб без фокусов,
Иначе не сносить вам ваши головы!
Вот правда статная, да целая, да чистая
Ну че уставились?
Ломайте целку ей,
Чего с ней чикаться?
     Короче, хуй сорочий, Склифосовские....
     Да ладно, не учи отца...
     Тоже мне, былиннички речистые
     Ну че в сторонке-то?
     Небось, хотите выкрутиться чистенькими?..

А ну-ка парни, навались, девка сильная!
А мы ее - да групповым да изнасилованием -
Добром просили ведь!
Ну вот, таперча она баба крученая,
Да прирученная,
Да по панели ходит с фиксой золоченою
     Эх, плечи смуглые да круглые,
     Фигура точеная!
     Да только взор какой-то мутный, обреченный
     Была когда-то синеглазою...
     В глаза взглянули ей -
     Е-е-е, мать честная...
     А очи черные!

     И я не знаю, что мне делать,
     И я не знаю, что сказать,
     Мой Бог, моя жизнь
     Да почему ж те, кто с волей - невольники,
     А кто на воле - те безвольны да самодовольники?
     А друзья мне говорят -
     Да ладно их,
     Но я чую неладное:
     Здесь какой-то изврат...
     Но эта ложь оказалась сложнее, чем мне казалось.
     Я ли в том виноват?

А вы в сторонке-то стояли не из робости -
По сторонам глаза вращая словно лопасти,
Готовы слопать всех!
Вдруг чьи-то пальчики, все кровью перепачканы,
Вам сунут в рученьки хрустящие пачки
Эстафетною палочкой
     Вы сразу так и чокнетесь,
     Как только примете по чарочке...
     И будут шпарить как ошпаренные мысли
     В кипящем вашем чайнике.
     Безумны ваши чаянья,
     Пустые обещания...

И побежите по дорожке по гаревой,
Наперегонки да в пьяном угаре вы
По нарастающей...
И, сунув в омут леденящие подробности,
Вы докадаетесь, опомнившись на льдине
На дрейфующей, на тающей...
     Ох, вы и сдрейфите,
     Когда потащит вас
     Из вод из талых да усталых
     В воды бурные
     Да в воды настоящие

     Я по колено в водах бумажных морей
     А из каленых дармовых календарей,
     В день сотни листиков
     В кострах алеют, и это мелочи,
     Но страх белеет, словно мел в ночи
     От этой мистики...
     И я понял: это все не для беззубых,
     Тот, кто прав, тот вороват
     Если этот мир безумней, чем я думал,
     Я ли в том виноват?

Эх, под сапогами, батогами да нагайками
Наши души балаганные
В електробалалайках обесточенных
На болтах болото, схваченное гайками
И мы закладываем души,
Подписавшись договорами бессрочными
     У правды вправду-то глаза чернее черного
     Да не жива-поди
     Навроде мумии стоит, позолоченая
     Голубоглазой захотелось, лупоглазой, да?
     Да что вас тянет к ней, к заразе? Ну ладно,
     Так и быть, мы можем адрес дать -
     Пиши ей на кулички да на чертовы...
     - Идите к черту вы!!!

Лишь в тихий час ночной голоса подают
Глаза, что плачут неувиденными звездами,
Да спины полосатые
В слезах размыты наши метрики...
- Сердешные,
Да вы уж часом не с Америки-ли?
- Нет, - потупят головы, -
Мы здешние...
     Ай, ну, спасибочки!
     Ну вы, родимые, потешили!
     И снова распихают по скворечникам
     А я орла загадывал,
     Да медный грошик выпал решкою...

     И я стою, смотрю, разинув рот,
     Хоть столько лет сам пью пригоршнями
     этот горький сироп
     В дыму и саже
     Отчизна всаживает
     По рукоять косые сажени
     В сердца своих сирот
     Но я знаю: если я осиротел,
     Мне некого звать
     И если жизнь эта вышла короче, чем я хотел,
     Я ли в том виноват?

На болтах болото, скрученное гайками
Всколыхнется подноготная нагая
Да смутится под нагайками

На болтах болото скрючено под гайками
Всколыхнется подноготная нагая
Да смутится под нагайками
Смутится под нагайками
Да навеки под нагайками...