В начало
АБВГДЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЭЮЯA-Z0-9
 
Дягилева Янка
Дискография
Обложка Название Год          
Деклассированным элементам 1988 14 14   15      
Концерт в Кургане 1988 10 10   9          
Янка в Харькове 1989 11 11   9          
Концерт в Иркутске - 89 1989 18 18   16          
Акустика 1989 15 15   13        
Домой 1989 12 12   10      
Продано 1989 21 21   19      
Ангедония 1989 10 10   10      
Красногвардейская 1989 16 17   15      
Концерт в ДК МЭИ (Янка и ГрОб) 1990 5 16   15      
Прислать Концерт в Иркутске - 90 1990 19 19   16          
Стыд и срам 1991 8 8   7      
Не положено 1991 20 20   18          
Все песни

Историческая справка

...Первый раз Янка появилась в Питере в начала осени 1988 - смутно припоминаю, что встретил ее по пути на очередное мероприятие в ЛДМ в компании всеведущего Фирсова, который туманно представил ее мне не то как знакомую Егора, не то как будущую басиситку ОБОРОНЫ... Одним словом, человек из Новосибирска - тогда эта магическая фраза была своеобразным сертификатом качества, гарантией, что ли творческой незаурядности.

Знакомство было достаточно формальным, поскольку песен ее в ту пору не слышал, хотя еще летом полевая почта РИО принесла боевую статейку о первом(и единственном) панк-фестивале в Тюмени (Так, чтобы звезды с Кремля слетели в N22). О ее тогдашней группе ВЕЛИКИЕ ОКТЯБРИ (название в омско-тюменской традиции вербального экстремизма, но, надо признать, не из лучших) было сказано несколько теплых и добрых слов, хотя от панка в янкиной музыке всегда было, разве что, неизбывное ощущение того, что перемен к лучшему в будущем ждать не стоит, да и будущего, как такового, нет.

Ее первый (и чуть ли не единственный) питерский концерт был устроен в огромной и полуобжитой квартире на Лиговке: до сих пор не знаю, кто был ее хозяином и как решился на такой отчаянный шаг. Собравшийся народ ждал Егора, но после первых же янкиных песен стало ясно: мы присутсвуем при рождении нового феномена, по своему масштабу сравнимого с культовыми героями 80-х.

От того квартирника осталось острое и по сей день ощущение открытия: удивительный янкин голос, прямо- таки по шампански гипнотизировал, хотя мелодически все ее номера были достаточно разнообразны, характерные интонации вокала кочевали из песни в песню, создавая впечатление постепенного погружения в мир ее образов. А мир этот был начисто лишен красок, света и радости: Нас убьют за то, что мы гуляли по трамвайным рельсам... Московский журнал Урлайт в свое время запустил в обращение остроумно-эффектное, хотя и не слишком корректное с точки зрения музыки определение: Она звучит, как если бы в THE STOOGES пел не Игги Поп, а Дженис Джоплин", хоят с моей точки зрения с Дженис ее роднили разве что взгяд на положение вещей, да прическа. Что же до поэтической стороны, я бы рискнул сравнить ее с Патти Смит - с поправкой на почти обязательный российский символизм: надо сказать, в песнях Янки редко присутсвовали конкретные сюжетные ходы - порой в напечатанном виде текст как нагромождение не связанных с контекстом образов и рваных фраз, однако, голос и аккомпанимент заставляли их оживать и двигаться, как оживают в кино статичные фотографии.

...Нам приходилось встречаться еще несколько раз: на фестивале Рок-Акустика в Череповце, в январе 1990-го года (где она выглядела безумно уставшей и лишенной энергии), на... еще каких-то суматошных московских акциях, но самое сильное впечатление осталось (да и сейчас остается), все-таки от того - самого первого - концерта и сделанной по ее следам Фирсовым записи. Тогда, по крайней мере, окружавшая ее атмосфера надвигающейся катастрофы, торжествуещего не-бытия, не ощущалась столь остро, м ее песни-плачи по своей и чужим жизням, ее так по-русски рвущие душу исповеди не звучали с мучительной болью, которой проникнуты ее более поздние работы. Тогда, наверное, что-то еще оставалось впереди...

Андрей Бурлака, 1995