В начало
АБВГДЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЭЮЯA-Z0-9
 

Песни
Название  
1 Сладкая N
2 Дрянь
3 (С)Трах в твоих глазах
4 В тот день
5 Пригородный Блюз
6 Гопники
7 Если ты хочешь
8 Blues De Moscou
9 Если будет дождь
10 Когда я знал тебя совсем другой
11 Лето - песня для Цоя
12 Песня Гуру
13 D.K.Dance (мажорный рок-н-ролл)
14 Буги-вуги каждый день
15 Песня простого человека
16 21-й дубль
17 Все в порядке (старые раны)
18 Я возвращаюсь домой
19 6 утра
20 Завтра меня здесь не будет (мой медленный поезд)
21 Выстрелы
Все тексты альбома

Дополнительная информация

Год выпуска: 1996 Производитель: Moroz Records

Майком его назвали в английской спецшколе, где он слушал диски ROLLING STONES, BEATLES и JEFFERSON AIRPLANE, собирал западные статьи про T.REX, DOORS и D.Bowie. Под их влиянием Майк начал сочинять песни на английском языке и пробовать играть с различными составами. Наиболее приличный из них, по мнению самого Майка, был "Союз Любителей Музыки Рок" Владимира Козлова...
В 1975 году Науменко познакомился с АКВАРИУМОМ и под влиянием Гребенщикова стал писать тексты на родном языке. Я писал тогда то, что мне хотелось, как, впрочем, и сейчас... " вспоминал позже Майк. Некоторое время он даже играл лидер-гитаристом с А в электричестве, и назывались они тогда "Вокально-инструментальная группировка имени Чака Берри".
В июне 1978 года Науменко и Гребенщиков сделали свой первый серьезный альбом " "Все братья-сестры". Две гитары и губная гармошка записывались прямо на берегу Невы на микрофон старого магнитофона "Электроника-302". Половину песен пел Майк, половину " БГ. Качество записи, по определению музыкантов, было устрашающее.
И хотя "тираж" альбома (имеется в виду обычная 45-минутная магнитофонная катушка, на которую наклеены черно-белые фотографии) был 20 экземпляров и, в основном, дарился друзьям, это был Первый Настоящий Русский Рок-н-ролл!
Летом 1980 года опять-таки при помощи вездесущего БГ и гитариста Вячеслава Зорина (КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ) в студии Ленинградского Большого Театра Кукол Майк записывает свой первый сольный акустический альбом "Сладкая N и другие". Из записанных 32 песен в альбом вошли лишь 15. (Спустя 15 лет весь материал увидел свет на двойном CD.) "Сладкая N..." быстро распространилась по стране, и Науменко стали называть "ленинградским Бобом Диланом".
Осенью и зимой 1980 года Майк вместе с А несколько раз приезжал в Москву и выступал в качестве "сольного" автора, а 19 октября 1981 года Москва впервые увидела ЗООПАРК [Майк + Александр Храбунов (гитара) + Илья Куликов (бас) + Александр Данилов (барабаны)]. Майк с этим составом дал свой первый электрический концерт, который послужил основой для "живого" альбома группы " "Blues de Moscou". Позднее очевидцы писали, что Майк вышел к микрофону и запел в ритме жесткого и очень драйвового ритм-энд-блюза: Ты - Дрянь! Ты спишь с моим басистом и играешь в бридж с моей женой. Я все прощу ему, но скажи - что мне делать с тобой? Ты - Дрянь!.. После концерта был скандал и драка. Андрей Макаревич назвал тогда песни Майка "хулиганством". В ответ на это двумя годами позже Майк пел: Кто это наблюдает за дракой? " Это наш молодежный герой! Он опять затеял "битву с дураками", но бьется он сам с собой... (Через пять лет ЗООПАРК был приглашен на концерт, посвященный двадцатилетию самой МАШИНЫ ВРЕМЕНИ. После смерти Майка в сольном альбоме Макаревича появилась песня "До скорого, Брат" памяти Михаила "Майка" Науменко...). Те песни ЗООПАРКА вовсе не были хулиганством. На фоне кастрированных эстрадных программ того времени это была маленькая русская рок-н-ролльная секс-революция...
Позднее Майк писал о себе и своей группе: Играем мы нарочито грязный рок-н-ролл, не заботясь чрезмерно о чистоте звучания и т.п. Главное - это общий кайф, интенсивность звука, энергия, вибрации... Я всегда хотел сделать свою группу, но не хотел, чтобы со мной работали какие-то очень профессиональные музыканты, которых я не знаю. Я хотел, чтобы со мной были люди, которым нравятся мои песни, которым нравлюсь я. В общем, чтобы это были не просто музыканты, а соратники...
Стилевая ориентация ЗООПАРКА на буги и ритм-энд-блюз, проявившаяся уже тогда, в дальнейшем не претерпевала изменений.
В 1982 году Майк при помощи друзей записывает свой второй сольный альбом - "LV". (Это не "эль вэ", а "55"! 1955 год " год рождения Майка). Альбом отличается музыкальным разнообразием и пародийной направленностью и изобилует посвящениями знакомым музыкантам: "Лето" " песня для Цоя; "Бу-Бу" " для Свина; "Песня Гуру" " привет Юрию Морозову, ленинградскому музыканту и звукорежиссеру... Несмотря на достаточно среднее качество записи, среди поклонников Майка "LV" считается одним из лучших. (В 1986 году ленинградский звукорежиссер Алексей Вишня пересвел исходную запись и тем самым попытался придать ей более качественный вид. Этот вариант альбома увидел свет в 91-м году на виниле, а оригинальная версия альбома "55" вышла на CD в 94-м).
Через год в студии Андрея Тропилло ЗООПАРК записывает свой лучший альбом " "Уездный город N", заглавную песню которого, 14-минутную балладу, называют "энциклопедией нашей жизни". В альбом вошли такие хиты, как "Дрянь", "Если Ты Хочешь", "Пригородный Блюз", а "Мажорный Рок-н-ролл" становится хитом сезона-83 и, попав в официальный хит-парад, впоследствии исполнялся группой СЕКРЕТ. (Впрочем до сих пор многие известные группы включают в свой репертуар песни Майка. Часть их увидела свет на виниле "Песни Майка" в 1992 году).
В мае 1983 года на 1-ом Фестивале ЛенРок-клуба ЗООПАРК последний раз выступал в оригинальном составе с примкнувшим пианистом Александром Донских. Группа выступила блестяще, исполнив 10-минутную композицию "Хиросима". И хотя публика с восторгом приняла их, никакого приза они не получили...
Июнь 1984 года. 2-ой Фестиваль Рок-клуба. Науменко и Храбунов выступают вместе с музыкантами А М.Васильевым (бас) и Е.Губерманом (ударные). Майк получает приз "за последовательную разработку сатирической темы", а весь ЗООПАРК становится обладателем приза "зрительских симпатий"...
Тогда же, в 84-м, при помощи музыкантов АКВАРИУМА и СЕКРЕТА опять-таки в студии Тропилло записывается альбом "Белая полоса", вышедший спустя четыре года в урезанном варианте на виниле фирмы "Мелодия". По данным продаж ТАСС, альбом становится лидером на период лето - осень 1988 года.
Параллельно с электрическими выступлениями Майк дает квартирные концерты в Москве и Ленинграде. Иногда он выступает также совместно с Виктором Цоем и скрипачом Сергеем Рыженко.
Осенью 85-го с появлением в составе ЗООПАРКА барабанщика Валерия Кириллова (СТРАННЫЕ ИГРЫ, ДЖУНГЛИ, КИНО) и бас-гитариста Сергея Тессюля начинается новый период, и с декабря группа возобновляет концертную деятельность... Весной 86-го ЗООПАРК удивил всех, появившись на рок-фестивале в сопровождении вокальной группы (Александр Донских, Наталья Шишкина, Галина Скигина) с великолепной новой программой.
Старые вещи " "Женщина", "Свет", "Буги-вуги..." " зазвучали по-новому, да и новые " "Мария", "Салоны", "Иллюзии", хотя и уступают старым, все равно произвели благоприятное впечатление на публику, и группа стала лауреатом.
В 87-м из армии возвращается басист первого состава Илья Куликов и уходит вокальное трио. А с переходом из ДДТ известного клавишника Андрея Муратова группа вернулась к старому, более жесткому, звучанию. Многим запомнилось выступление ЗООПАРКА на советском Вудстоке " историческом фестивале в Подольске. Майк тогда исполнял все свои знаменитые хиты: "Пригородный Блюз", "Дрянь", "Гопники"...
За 88-90 годы Майк исколесил всю Россию, и, несмотря на то, что группа давно не меняла свой репертуар, практически везде на его концертах был полный зал. Как писала в то время пресса, ЗООПАРК стал чемпионом Ленинградского Рок-клуба по количеству концертов в год, обогнав АКВАРИУМ и КИНО.
Тогда же Майка с группой пригласили сняться в кино. Съемки забирали почти все время, но Майку сам процесс нравился: Фильм называется "Буги-вуги каждый день". И, собственно, это даже не кино, а отснятые на пленку три дня из жизни ЗООПАРКА... Помимо той съемки, вышел альбом "Музыка для фильма" " сборник, состоящий из записей группы, сделанных в разных киностудиях в 88-91 годах.
Умер Майк 27 августа 1991 года. Умер в Ленинграде, в своей комнате в коммуналке на улице Разъезжей. Врачи зафиксировали смерть от кровоизлияния в мозг. Он не дожил всего двух месяцев до запланированных концертов, посвященных десятилетию группы...
Первый и, пожалуй, последний рок-н-ролльщик России. Да, кажется, и единственный. Единственный, кто более 10-ти лет играл в нашей стране настоящий рок-н-ролл!
За месяц до смерти в одном из интервью Майк, отвечая на вопрос, если бы не было у него рок-н-ролла, ЗООПАРКА, песен... Если все это перестанет вдруг существовать... Если все это забудут: Это трагедия? " сказал: Да нет, трагедии в этом нет. Это было бы обидно... но у меня есть жена, которую я люблю... Есть, о чем подумать, есть, чем заняться...
Помимо группы, которую я тоже очень нежно люблю, помимо рок-н-ролла, остается много другого. Моя жизнь не кончается на этом. Есть еще многие вещи, которыми можно заняться в жизни...

"Если бы нос Клеопатры оказался длиннее, вся история мира была бы иной", " по вниманию к выдающейся части лица можно подумать, что автор афоризма не Паскаль, а Гоголь. "Надо иметь в виду, что нос как таковой с самого начала казался ему чем-то комическим (как, впрочем, и любому русскому), чем-то отдельным, чем-то не совсем присущим его обладателю и в то же время чем-то сугубо, хотя и безобразно, мужественным"( Набоков). О начале первого выступления Майка Науменко один из рокеров (по Набокову, так истинно русский) писал, что Майк вышел к микрофону " носатый, в темных очках и гнусоватым голосом для начала объявил..." Что объявил - пока неважно. Важно отмеченное очевидцем обстоятельство, что, если бы нос Майка был поаккуратнее, история отечественной рок-культуры была бы иной. Да и песни Майка нельзя понять, если не видеть сочетания комического и "безобразно мужественного" в их авторе.
А сказал он, что рекомендует всем ленинградские папиросы "Беломор" и ром "Гавана-Клаб", т.е. призывал делать как раз то, что Минздрав считал опасным для здоровья советских граждан. Эпатирующее вступление не предвещало ничего хорошего. Сам концерт лишь подтвердил недобрые ожидания. Публика, даже своя, рокерская, была, говоря по-старому, скандализирована. Никто не вспомнил (ни тогда, ни потом) или не хотел вспомнить, поскольку рок-музыка рассматривалась законодателями общественного вкуса как макула-культура, что точно так же эпатирующе начинали назад тому полстолетия с гаком свои выступления поэты группы "обереутов" (Хармс, Введенский, Олейников, Заболоцкий и др.), без которых немыслима сегодня современная, не только отечественная, но и западная поэтическая традиция.
Один из почитателей Майка, человек, много сделавший для того, чтобы в культурном фонде хранилось творчество его любимца, назвал Майка, вернее, то "Я", от лица которого идет песенное высказывание, "героем нашего времени". Лермонтовская аллюзия призвана для того, чтобы подчеркнуть странность, трудность быстрого освоения, признания героя. Он действительно на советском фоне странен. Советская власть десятилетиями билась над выведением новой породы человека, требовала человека-орла. А майковский " какой-то "не наш".
Это только сидит он в позе орла и, читая "Rolling Stone", воспаряет над бедламом в собственном доме, над самогоном и орущим магнитофоном, какими-то звонящими без конца мадам, растворяясь в облаках "Пригородного блюза". Нет денег, нет папирос и, вообще, криком кричит о "Бедности", о том, что подруга " дрянь, а семья " некий чудовищный отель, и т.п. Простое патриотическое, или, если взять шире, оптимистическое, чувство протестует против такого героя и, тем более, против породившего его автора. Нам стоит еще раз обратиться к воспоминаниям, чтобы представить, как все это тогда выглядело. "Я иногда задавался вопросом, почему Майка в свое время с такой силой гоняли? Ведь он был одним из самых одиозных и самых гонимых авторов. А при этом никакой "социальности" в его песнях нет". Герой его песен (с точки зрения советского чиновника) не признает ничего святого. "Это просто ублюдок, распевающий гнусным голосом про свою ублюдочность" (УрЛайт, 1991). Наш "свидетель по делу" дает достаточную мотивировку, но упускает один существенный момент: советская власть сама шутить не любила и другим не давала. Оттого в комическом она "носом чувствовала" некую опасность, угрозу политической или идеологической диверсии. Комическое, в отличие от сатиры, совсем не прямо связано с социальной критикой, задевает ее "рикошетом", имеет свои собственные движущие силы.